ssgen (ssgen) wrote,
ssgen
ssgen

Categories:

Политика времени и мусора (размышления у родничка)

Оказался я как-то у родничка на Труда, который нынче совсем уже пересох. Сделав пару снимков, слышу за спиной: "А вот интересно, если не секрет, что это будет?" Оборачиваюсь - стоит мужичок с велосипедом и рюкзаком за спиной. "Ну как же",- говорю,- "В интернете будут очередные фотографии родничка. Наверное, вздохи опять будут - пересох, мол, родник". А он мне на это и отвечает: "А, так тут родника-то и не было никогда, это просто пока вода в карьерчиках была, так вот она постепенно и текла, вроде как из дырявой бочки. А когда тот карьер-то засыпали, воды и не стало, некуда ей вытекать. Хотя, конечно, можно представить, что мол, пересох родник из-за властей... Из-за того, что засыпали. Можно и так подать". С этого начался этот занятный рассказ человека, успевшего поработать возницей в "центральном тресте столовых и ресторанов" и на обкомовских дачах, а затем в Шершневском лесхозе. Живёт он в посёлке Шершневский каменный карьер, ругает начальство, лесхозовцев и публику, живущую в посёлке, и твёрдо убеждён в том, что бор для прошлых и нынешних властей - лишь ненужная помеха. Короче говоря, нормальный критический взгляд человека, живущего в реальном мире.



Долго и урывками, но всё же оцифровал эту запись, и теперь могу за незначительными сокращениями привести её здесь.

Вы лучше напишите, что в поселке Шершневский каменный карьер воды нет. Люди просто задыхаются. Раньше, когда из стенки карьера родниковая вода текла, так и вёдрами и всяко набирали. А как пересохло, так и всё, нет у нас теперь источника воды питьевой. Да там и мало было воды, в объёме жажду утолить. А чтобы там стирку, баню... на это не было. Или вот ещё источник был, около обкомовки, из камней выложенный... так начальство закидало его. А бедные людишки туда за водой тащились, вёдрами гремя. Вот так и получается - населённый пункт без воды. Сколько людям пришлось воды приобретать...



Рассказывает про пожары этого лета.

Вот мы живём, на краю карьера. Когда-то ёмкость была - накачивать для технических нужд. Пожаров не было - её использовали [для других целей], ну а теперь водоём есть, а подъездных путей к нему нету. И вся польза заключается в том, что они пока то да сё, у них сгорело уже. Пожары надо тушить профессионально. Сто метров не дошло до нашего дома. И нет чтобы сделать по уму - всё у них то финансов нету, то техники [кивает в сторону строящегося "Родничка"]. Пока приедут эти, которые тушат, пока помпу достанут, пока то да сё... За это время ему на гидрант легче съездить. И нет чтобы местное население привлечь к этой проблематике, а то никакой ни заинтересованности нет, ни грамотности. И так ещё довольно долго будет. Нету среди нас профессионалов.

Про строительство "Дороги на кладбище" (тм) толком не знает, но намекает, что пожары в бору воникают, может, и не случайно.

Лет пять назад смотрел [по телевизору], тут 12 опор каких-то хотели ставить - там где Благодатово. Но это только один раз показали, и всё. И в газете читаю: "100 метров не доезжая до поста ГАИ" - это там, после Шершней. Где там проходить будет, непонятно. Нет бы сначала дорогу построить, а потом дома. Нет, сначала домов настроили. Вот в Китае - там сначала дорогу строят, а потом вокруг неё дома. А у нас... А так получится, что они совместят очаги, где выгорело. Может, оно из-за этого и выгорает? Я 23 года назад около карьера тушил - в 1987 году - и теперь вот снова выгорело. Хотя и до этого могло выгореть. Они там кусками горят... Но мы всего этого не знаем. Так что природу надо охранять, но никто этого не делает.

Про жителей посёлка.

Вот я служил, там один был... Не лесник, а как там - обходчики были, объездчики. Контора большая. Народу-то много жило. Один был такой - ух и зверюга, в лесу даже дров не возьми. Всё его в пример ставили. Там [в посёлке] всякие жили, после тюряги и... Вы всего и не знаете. Всякие зеки были, после войны предатели, пятое-десятое. В общем, приехал там один в гости и признал в нём полицая. Жил тот чуть ли не с Шолоховым вместе, станица рядом. Ну и вот, дров-то все равно надо, в лесники пошел, в полицаи - за покос, за дрова. А потом их всех сюда отправили, он тут и остался, водилой.



Про службу в лесхозе.

В лесничестве трудилось начальство. Один там как выпьет, так болтать начинает. Так вот, оказалось что они там такую политику и проводили, чтобы леса подготавливать к такому состоянию времени и мусора, чтобы невозможно было потом потушить. У них же самое главное бумаги. А нам что - чем сжигать, так лучше людям отвезти [на дрова]. А на нас - бумагу. А тут раз - чистка в рядах лесников. В 1991 году мною лично оказался недоволен министр лесного хозяйства. А начальство, когда строило тут ПХС [пожарно-химическую станцию], начало природу защищать с того, что вырубили хороший кусок леса. Там, напротив морга, на Варненской. А когда я им напомнил, ну там надо было кого-то увольнять, сократили недовольных. Ну а недовольный - это я. Но это, собственно, неважно. Грязи надышался, правильно, надо избавляться от таких как я.

Про лесных вредителей.

Там на посёлке проживает публика такая... В первую очередь - в таких районах все ездят с искрогасителями на глушителях. Да вы не кивайте, вы этого не знаете, я же профессионал. Это знать надо, я ещё же в армии служил, на Дальнем Востоке пожары тушил. По необходимости. Там громадные объемы леса. У нас [тут] дров нету, а там на несколько метров в лес вошёл - и вот такие стволы.

Так вот, местные гоняют на мотоциклах. Милиционеры тоже курят - и туда же эти окурки [бросают]. Пожарные приехали - нет чтобы окурок бросить, как обычно, так нет - он покурил и бросил туда, где не горит. Ну, это у них по привычке. Так же и детишки. Которые там живут, они пашут плугами. А должна пахать фрезерная батарея, которая ровно режет. А они рвут эти куски, по привычке. Они диверсию делают, корни вырывают. И корявые сосны потом. Никакого минерального слоя не образуется, потом подсыхает ещё и горит по-новой.

А эти детишки, местные пакостники. Ну, у нас задача - пожары тушить [а не воспитывать]. Ну, видим что он поджёг, а ничего сделать не можем. Был лесником - пинал то одного, то другого, но теперь уж это им до лампочки. Их воспитывать надо, они там бездельники и неизвестно кто. Волей-неволей они помогают властям, которым надо от леса избавиться. И таким образом, меня как лесника травмировали. Дом спалили, сено, корову, коня. Я когда прошёл это всё, получил квалификацию - надо сваливать отсюда. Только вот пожары тушить - надо умеючи. Ну нету для этого дела специалистов. Как ни печально. Пожары начнутся, когда трава нарастёт и засохнет. Её же никто не будет выкашивать. Раньше-то хоть народец это делал, а теперь никому это не нужно. Кормов много, а эти всё перепахали. А вот когда трава высохнет, тогда... ох и хлестать будет. Вот тогда будет проблематика. Ну, как говорится, пожар всё спишет. Как это ни печально.


Ещё несколько минут он рассказывал про свою матушку, про то, как солдатом строил космодром "Свободный", а затем мы разошлись - у меня уже закончился обеденный перерыв, а он поехал на велике дальше, по своим делам.

Tags: бор, воспоминания, челябинск
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 32 comments