ssgen (ssgen) wrote,
ssgen
ssgen

Categories:

Об истории строительства ЧГПИ

Как-то раз перепала мне (спасибо vedmed1969) книга под названием "Челябинский государственный педагогический университет" (ЧГПУ, 2004). Конечно, как и большинство аналогичных изданий, книга будет интересна в первую очередь преподавателям и выпускникам этого учебного заведения. Но и для непричастных в ней найдётся несколько интересных страниц. В частности, меня заинтересовала история строительства институтского городка. Попробую сделать выжимку из текста, проиллюстрировав фотографиями из той же книги, а ссылка на полный скан будет в конце поста.



Для начала не слишком давний снимок реального училища, это годы примерно девяностые, судя по номерам на машинах.



Собственно, в этом здании на улице Красной и начинался нынешний педагогический университет, тогда ещё педтехникум. Точнее, педтехникум был образован в 1921 году, а в здание бывшего реального училища его перевели в 1923. Институт на базе техникума создан в сентябре 1934, причём здание ему приходилось делить не только с педтехникумом, но и с институтом механизации, комвузом и другими учебными заведениями. Оказывается, в начале своего существования ЧГПИ и ЧИМЭСХ очень серьёзно конкурировали за место под солнцем.

...Имелось постановление бюро Челябинского обкома ВКП(б) от 8 марта 1934 г., предлагавшее освободить здание по ул. Красной, 24 для института механизации от всех иных учебных заведений. Обком требовал выселить даже комвуз, чтобы обеспечить лучшие условия для работы сельскохозяйственного института. Челябинская область была тогда по преимуществу аграрной, поэтому особое внимание уделялось вопросам подготовки специалистов сельского хозяйства. Это постановление еще более запутывало ситуацию.

В конечном счете здравый смысл все-таки победил: подготовка учителей была признана делом не менее важным, чем обучение специалистов сельского хозяйства. 2 октября бюро обкома ВКП(б) принимает новое постановление, которым обязывает уже директора института механизации предоставить пединституту и педтехникуму весь третий этаж занимаемого сельскохозяйственным вузом здания. Это было очень добротное здание, в котором до революции размещалось реальное училище. Но для работы пединститута и техникума третьего этажа было явно недостаточно. С началом учебного года занятия приходилось проводить за недостатком учебных помещений даже на хорах бывшей училищной церкви.

Под общежитие для пединститута и педтехникума было передано довольно большое, но очень запущенное здание по улице Елькина, д. 62, где ранее размещался детский приемник (ему спешно выделили другое помещение). Зданию требовался капитальный ремонт. За недостатком времени ограничились самым минимальным: побелили потолок и стены, исправили двери. И вселили студентов. Застеклять окна, ремонтировать отопительную систему и строить «удобства» (во дворе) пришлось уже позднее. Во всяком случае, это нисколько не задержало начало занятий. 15 октября 1934 г. они начались на дневном отделении института на один месяц позже, чем на вечернем.


Дом по адресу Елькина, 62 не сохранился, но судя по номеру, он стоял где-то на месте нынешнего сквера на пересечении улиц Елькина и Тимирязева.

Предоставленное ЧГПИ помещение в здании сельскохозяйственного института было временным: ведь оба вуза должны расти, развиваться. В семи учебных аудиториях, отведенных будущим учителям, занятия шли в три смены, но помещений все равно не хватало. Географам приходилось заниматься на бывшей училищной сцене. Не было специализированных кабинетов, как, впрочем, и оборудования для них. Студенты тех времен вспоминали позднее, что Л.Н. Потанина хранила все оборудование и реактивы для опытов у себя дома. На занятия она приносила их в плетеной хозяйственной корзинке. Мест в общежитии с трудом хватало для размещения студентов первого набора.

Надо отметить, что местные органы власти в тот момент оказали институту весьма существенную помощь. Уже в июле-сентябре 1935 г. в распоряжение ЧГПИ были переданы два, правда, сравнительно небольших здания по ул. Цвиллинга (дома 28 и 36), в 1936 году — только что построенное школьное здание по ул. Тимирязева (сейчас там школа № 11), а также школа №36 — в качестве базовой. Здесь не только организовали педагогическую практику студентов, но и проводили аудиторные занятия.



[Красноармейская, 88 - Челябинский институт повышения квалификации работников образования. До войны в этом здании находилась школа №36 - базовая (образцовая) школа ЧГПИ.]


[Тимирязева, 6 - лицей №11. В 1936-1937 годах в этом здании размещался ЧГПИ.]

Конечно, при всей важности этих мер, они не решали проблему кардинально. Институту нужно было собственное современное здание. Вопрос об этом постоянно ставился перед областными органами и в Москве. Облисполком поддержал руководство института, направив в марте 1935 г. председателю Совнаркома РСФСР Д.Е. Сулимову и наркому просвещения А.С. Бубнову просьбу включить в титульный список строительства на 1935 г. постройку учебных зданий Челябинского педагогического и учительского институтов. Но решить это было непросто даже Российскому Совнаркому. Планы строительства на вторую пятилетку давно уже сверстали и утвердили. А по ним в Челябинске предусматривалось строительство здания сельскохозяйственного института. Его уже начали строить — на углу улиц Красной и Спартака. Поставили забор с воротами и надписью «Строительство института механизации сельского хозяйства». Но потом стройку «заморозили». Добиться пересмотра планов было тогда, пожалуй, потруднее, чем вскочить в отошедший от перрона поезд. И все-таки добились!

Вот такая интересная деталь! Оказывается, здание ЧИМЭСХ сначала собирались строить на перекрёстке Красной и пр.Ленина!

2 декабря 1935 г. Наркомпрос одобрил предложенный проект строительства института, 31 января 1936 г. — смету. Наконец 22 апреля 1936 г. Совнарком Российской Федерации утвердил титульный список строительства нескольких институтов, в том числе Челябинского педагогического. Постановление предусматривало начать строительство здания института площадью 33,5 тыс. кв. метров уже в 1936 г. и закончить в 1937-м. Полная стоимость работ составляла 1852 тыс. рублей.

Здание института строилось по принятому в те годы типовому проекту высших учебных заведений СССР (автор проекта — московский архитектор Сахаров). Довольно удачно выбрали место для института: в непосредственной близости от формировавшегося именно тогда центра города. Здание ЧГПИ по существу завершало новые постройки по улице Спартака, названной позднее проспектом Ленина и ставшей главной улицей Челябинска. Дальше уже шли небольшие одноэтажные дома с дворами, огородами, палисадниками, с обязательными завалинками и лавочками, на которых по вечерам собирались стар и млад. Пейзаж здесь был скорее деревенский, чем городской. Это впечатление еще больше усиливал примыкавший почти вплотную к стройке глубокий овраг, по которому протекала речка Челяба, давшая когда-то название городу. К 30-м гг. она превратилась в ручей, разливавшийся, правда, по весне. А за оврагом начинался лес — любимое место отдыха челябинцев.

Строительство института поручили тресту «Челябстрой», изготовление дверей, окон, лестничных клеток, мозаичного паркета для полов — отделу подсобных предприятий. Здание сооружалось ударными темпами, редкими даже для тех лет, когда, казалось, вся страна превратилась в гигантскую стройку, а новые цеха, предприятия, электростанции сдавались в строй чуть ли не ежедневно.

Основная тяжесть работ по строительству института лежала на коллективе треста «Челябстрой». Руководители треста (директор И.А. Гвоздев, главный инженер Н.В. Щелкан) рассматривали строившееся новое здание педагогического института как важнейший из строительных объектов. Это сказывалось в большом и малом, особенно в подборе людей, занятых на стройке.

Старшим прорабом строительства здания назначили И.С. Маклакова, строителя опытного и высококвалифицированного, о котором в одном из приказов по институту говорилось, что он преданно относился к работе и способствовал быстрейшему окончанию строительства. Особенно отличились на строительстве института мастер госсантехмонтажа С.С. Овсянников, десятник плотничных работ И.С. Полетаев, начальник конторы земляных работ И.В. Монахов, мастер элек-тропрома А.И. Куклев, бригадир плотников В.И.Зяб-линцев, бригадир штукатуров М.И. Чернов, лучший бетонщик-укладчик А.А. Горшков, плотник — стахановец А.Н. Меньшиков, лучшая подносчица Е.С. Воронина и ряд других.



[1936 год. Строительство главного корпуса института.]

Стройка велась в соответствии с утвержденным графиком, и 4 декабря 1937 г. Правительственная комиссия подписала акт, которым учебное здание Челябинского государственного педагогического института было принято для эксплуатации. Правда, различные недоделки строители продолжали устранять еще около двух месяцев, вплоть до начала февраля 1938 г. Но уже с 3 декабря в соответствии с приказом директора факультеты и отделы института переселялись в новое здание. С 5 декабря 1937 г. вуз начал заниматься в новом здании. Для института закупили прочную, сделанную со вкусом мебель. Кабинеты, учебные аудитории выглядели красиво, уютно. Здание института было первое в Челябинске, специально построенное для размещения высшего учебного заведения. Подобного ему в городе тогда не было, и челябинцы ходили смотреть на него как на диковинку.

Добротное четырехэтажное здание было выкрашено в светлые тона (вначале в бледно-лимонный), выглядело празднично и солидно. Особенно впечатляли величественные белые колонны, массивная, отделанная под дуб входная дверь, у которой профессуру, преподавателей, студентов встречал важный, будто сошедший с картинки дореволюционного журнала швейцар — была тогда в институте такая должность. Он почтительно раскланивался с преподавателями, был строг, но и уважителен со студентами. Все это смотрелось очень внушительно, даже чуть-чуть старорежимно.

Весна внесла коррективы в это благолепие. Снег стаял, кругом стояла непролазная грязь. Асфальта вокруг института тогда не было. Правда, небольшую площадку у подъезда усыпали щебнем и песком. У входа в институт поставили бак с водой для мытья обуви. За чистотой обуви у входящих в здание поручили следить швейцару и дежурному студенту. Через пару дней они настолько вошли в роль, что начали весьма демократично покрикивать на преподавателей и студентов, невзирая на лица возвращали к баку тех, чьи сапоги или ботинки не были вымыты должным образом. Им беспрекословно повиновались.

Когда земля вокруг института немного просохла, студенты под руководством зав. кафедрой ботаники А.А. Ивашенко высадили вокруг здания молодые тополя, организовали за ними уход и наблюдение.

В 1938 г. было сдано в строй отличное по тем временам четырехэтажное каменное общежитие со всеми удобствами общей площадью 4336 квадратных метров (общежитие №1 по улице Сони Кривой). Образовался маленький институтский городок.


А после начала войны пединститут и вовсе хотели закрыть.

В августе 1941 г. здание института было передано наркомату вооружения. В нем разместили эвакуированный в Челябинск патронный завод № 541. Работать институту стало негде.

В связи с этим облисполком ходатайствовал перед Совнаркомом РСФСР о закрытии института. Совет Народных Комиссаров РСФСР 12 сентября 1941 г. отклонил это предложение. ЧГПИ был сохранен. Правда, вузу пришлось неоднократно менять Свой адрес. Только в 1941 г. он дважды переезжал — в сентябре и в декабре. Размещался в Заречье, в домах по ул. -Калинина, 64 и Береговой, 99, в дальнейшем переехал в здание школы № 50 по ул. Российской, 49. Общежития студентов находились по ул. Калинина, 60, а также в школе № 44. Надо отметить, что здания эти были небольшие по размеру и очень запущенные. Для их ремонта не было стекла, цемента, леса, краски. Зимой в них было холодно, и студенты занимались в пальто. Так или иначе, занятия шли. Справедливости ради отметим, что не легче было тогда и другим вузам страны.

5 мая 1942 г. Совнарком СССР и ЦК ВКП(б) приняли совместное постановление «О плане приема в вузы в 1942 г. и мероприятиях по укреплению высших учебных заведений», пункт 3-й которого обязывал местные органы «до 15 мая 1942 г. предоставить высшим учебным заведениям, у которых изъяты учебные здания и общежития под размещение эвакуированных предприятий, госпиталей и военных организаций, необходимые помещения, обеспечивающие проведение нормальных занятий в 1942/43 уч. году». Все это позволяло и дирекции Челябинского пединститута, и Наркомпросу РСФСР более настойчиво ставить вопрос об улучшении материальной базы вуза.

Характерно в этом смысле письмо, которое в конце февраля 1943 г. нарком просвещения РСФСР В.П. Потемкин направил заместителю Председателя Совета Народных Комиссаров СССР Р.С. Землячке. В нем говорилось: «По указанию правительственных органов, Челябинский государственный педагогический институт передал в 1941 г. свой учебный корпус и одно общежитие Наркомату вооружений и в настоящее время совершенно не обеспечен ни жильем, ни учебными помещениями. Институт размещается в четырех зданиях г. Челябинска, которые с начала будущего учебного года, в связи с ростом контингента студентов до 950 чел., не смогут его обеспечить. Между тем Народному Комиссариату Просвещения известно, что учебный корпус института, переданный Наркомату вооружений, используется для специальных целей не более чем на 30—40%, а здание общежития занято обслуживающим это предприятие персоналом. Имея в виду необходимость укрепления и расширения Челябинского государственного педагогического института с начала 1943/44 уч. года в плане общих мероприятий по укреплению Урала, Народный Комиссариат просвещения просит Вас:
1. Вернуть Челябинскому государственному педагогическому институту учебный корпус и общежитие, занятые временно Наркоматом вооружений.
2.Обязать Челябинский облисполком разместить рабочих и служащих завода № 541, занимающих общежитие педагогического института, в других помещениях города.
В крайнем случае, Наркомпрос просит вернуть институту хотя бы одно только здание общежития, которое может быть использовано и для учебных целей».

Из ходатайства этого, правда, ничего не вышло: вернуть собственный учебный корпус и общежитие пединституту до конца войны так и не удалось. Но летом 1944 г. институт все-таки переехал в здание средней школы №30 (на ул. Лесной), где занимал три этажа из четырех. Уже это было серьезным успехом.



[Пединститут занимался в годы войны в ряде челябинских школ. В частности, в школе №50.]

Условия жизни и быта студентов были крайне тяжелыми, особенно для иногородних и эвакуированных. Студентка исторического факультета З.Н. Иванова вспоминала о своей жизни в студенческом общежитии: «Жили 70 человек в большом зале, тесно заставленном железными кроватями, в проходах между которыми с трудом умещалась тумбочка. Она служила столом. На ней обедали и готовились к занятиям. Столы поставить было некуда.

Часто ночью нас будили просьбами: «Девушки, прибыли поезда с ранеными. Надо разгрузить!» Девушки поднимались и шли разгружать поезда или очищать пути от снега. Правда, за эту работу нас кормили досыта солдатским борщом и черным хлебом. Но на следующий день, сидя на лекциях, многие из нас клевали носом, т.к. не высыпались».

А вот мнение эвакуированного из Москвы студента М.А. Заборова, будущего крупного ученого, доктора наук, окончившего в 1942 г. исторический факультет Челябинского пединститута: «Учиться в военные годы было очень нелегко. Особенно большие тяготы материально-бытового характера испытывали эвакуированные. «Аборигенам» было все-таки проще: кто получал продуктовые посылки от родственников в деревне, кто сам время от времени ездил на родину за пополнением съестного. Для нашего же брата, эвакуированных, проблема питания стояла чрезвычайно остро. В сущности, мы жили на полуголодном пайке. Для «поддержания духа» отдельным студентам выдавались сверх карточек (500 г черного хлеба на день, 600 г сахара — на месяц и т.д.) талоны на «усиленное дополнительное питание» — УДП... В УДП входила тарелка горохового супа в общепитовской столовой (половники приходилось «брать» с бою в раздаточной!), или «затируха». Кусочек селедки — иногда — считался высшей роскошью!».



[В этом здании (Воровского, 2) во время войны размещалось одно из общежитий ЧГПИ. Жили в одном помещении 50-60 человек. Столов и тумбочек не было, занимались все вместе по одному учебнику.]

Ну, и осталось вкратце рассказать об истории послевоенного строительства. Цитировать не буду, так как упоминания сильно разбросаны по тексту.

Третье здание институтского городка - общежитие №2 на 200 мест (Свердловский пр., 74) - было сдано в 1954 году. Во второй половине семидесятых это общежитие было переоборудовано в учебный корпус факультета иностранных языков. Корпус со стороны улицы Володарского (физмат) и спортзал (переоборудован из бывшей бани во дворе дома с магазином "Ритм") относятся уже к началу шестидесятых. В 1973 году естественно-географический факультет получил два здания бывшей школы-интерната на улице Бажова.


[Бажова, 46 - естественно-географический факультет]

Новые общаги по Энгельса и Энтузиастов построены уже во второй половине семидесятых.



Кто хочет ознакомиться с книгой подробнее, вот вам ссылка:
Челябинский государственный педагогический университет.pdf

Tags: книги, челябинск
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments