ssgen (ssgen) wrote,
ssgen
ssgen

Categories:

Страницы истории Ленинского района

В книге "Южуралстройсервис: новые горизонты", несколько фотографий из которой я уже приводил, есть также интересная глава, посвящённая истории застройки Ленинского района. Хотя после чтения этого текста осталось некоторое недоумение: из написанного выходит, что посёлок Семьстрой занимал очень уж обширную географию - тут упоминаются и улица Гагарина, и Машиностроителей, и кварталы Сельмаша. Это что же, выходит, "исторический Семьстрой" занимал чуть ли не весь современный Ленинский район?



Эпоха бараков

В 1936 г. был принят первый в советское время генеральный план строительства Челябинска. Вдохновленные бурными темпами первой пятилетки архитекторы проектировали превращение новорожденного промышленного центра в образцовый социалистический город. Рядом с воздвигнутыми за годы индустриализации промышленными предприятиями — Челябинским тракторным заводом и станкостроительным заводом — планировалось построить жилые кварталы, школы, детские сады и даже «зону отдыха трудящихся» на озере Смолино.

В то же время было принято решение об организации в Челябинске нового района — Ленинского. А год спустя, в июле 1937 г., на базе стройтельной организации седьмого Главного управления Министерства обороны в Челябинске создается коллектив, которому пришлось не воплощать в жизнь мечту архитекторов, а работать в сложнейшей обстановке военного времени и послевоенного восстановления хозяйства.


Барак в п. Песочный



Первоначально новому коллективу дали название «Стройсемь». В первую очередЬ было начато строительство барачного поселка для рабочих, прибывавших на Урал возводить новые промышленные предприятия. Развернулось строительство первых цехов кузнечно-прессового, бетонного заводов и деревообделочного комбината. Одновременно продолжали строить новые цеха на ЧТЗ и станкостроительном заводе.

Прачечная (ул. Ереванская)



Первые 20 бараков в районе нынешней улицы Гагарина стали поселком новообразованного района, и жили в них две тысячи человек — в основном строители и их семьи. Единственный каменный дом на 64 квартиры был еще не достроен. Этот поселок стали именовать по названию строительной организации, слегка его переиначив, — «Семьстрой».

В 1938 г. единый строительный коллектив разделился — из состава «Стройсемь» выделился трест №22, который стал заниматься объектами стройиндустрии, а чуть позднее образовался трест №8, продолживший строительство промышленных объектов. Именно с этого момента (октября 1938 г.) ведет отсчет своей 65-летней истории строительно-эксплуатационная компания «Южуралстройсервис», так как трест №22 впоследствии стал основой для нового слияния строительных организаций, в результате которого возник легендарный трест №42. На его базе и была создана ныне отмечающая свой юбилей компания.


Мужское общежитие (ул. Цимлянская)



Но в то довоенное время о будущем говорилось только на языке новых пятилетних планов и директив партии и правительства. Люди жили напряженным ожиданием перемен: сегодня они строят жилье в Челябинске, а завтра уже находятся на строительстве кирпичного завода в Аргаяше или оборонного предприятия в Копейске.

Тем не менее поселок «Семьстрой» рос и обживался как первый форпост наступившей эпохи бараков. В тресте №22 был образован жилищно-коммунальный отдел, который обслуживал первые объекты (к 1939 г. их было уже 37) — баню, прачечную, временный клуб, столовую, детский сад. В поселке работала хлебопекарня и единственная водоразборная колонка. В соответствии с реалиями быта были и коммунальные услуги — ремонт жилья, снабжение топливом (углем и дровами), обеспечение работы бани и прачечной, вывоз мусора и замена соломы в матрацах рабочих общежитий.

Война внесла свои коррективы во все планы, и с первого же года стало ясно, что и в тылу необходим не меньший героизм, чем на фронте. Урал — и Челябинск в частности — превратился в мощный центр производства оружия и боеприпасов. Огромные заводы в спешном порядке были эвакуированы в наш город вместе с руководителями, специалистами, их семьями. Резко увеличилось и население Челябинска (а значит, необходимость в жилплощади), и потребность в промышленных площадях.

Суровый быт военного времени предлагал только самые жесткие условия: поселок Ленинского района увеличился почти вдвое за счет новых бараков, вагонов, землянок и палаток, где стояли двухъярусные кровати и обитало от трех до шести семей. На работу шли пешком мимо пустырей, на которых стояли стога сена или располагались неглубокие заболоченные озерца. За заборами из колючей проволоки находились места обитания заключенных, которые тоже работали на стройках.

Масштабы строительства были воистину небывалыми. Тресты, которые были переименованы в особые строительно-монтажные части (ОСМЧ), возводили промышленные корпуса; в них размещались и новые предприятия, и эвакуированные. ОСМЧ №22 было поручено строительство цеха №101 на ЧТЗ, предназначенного для выпуска танков, а затем и цеха №102. Впоследствии этот коллектив начал возведение металлургического и трубопрокатного заводов.

Эвакуированные предприятия размещались в приспособленных помещениях: в ремонтно-механическом цехе — Московский кузнечно-прессовый завод, в цехе металлоконструкций — Верхнесалдинский завод металлоконструкций, в гараже — Московский завод электромашин. Все предприятия начинали работать буквально «с колес», едва смонтировав на новом месте доставленное по железной дороге оборудование.
Из воспоминаний Т.И. Матвеевой, ветерана труда

Вместе с родителями я приехала в Челябинск в июне 1938 г. Тогда в поселке «Семьстрой» было совсем мало бараков, к нему примыкал поселок ТЭЦ, несколько двухэтажных домов, школа №34, баня и клуб. Нас поселили в трех отдельных бараках за забором — они были построены для нас, «спецпереселенцев». Раньше мы жили в селе Чекурча (Арский район Татарской республики), но потом семья «попала» под раскулачивание, и нас выслали — сначала в Магнитогорск, а затем в Челябинск.

В то время Ленинский район еще очень походил на пригород — березовые рощи, городской пионерский лагерь на берегу озера Смолино. Но уже разворачивалось строительство нового жилья, а в бараке №1 по нынешней улице Машиностроителей располагалась контора треста №22. Мои родители начали работать на стройке — отец в снабжении (из-за травмы он не мог заниматься физическим трудом), мать и тетя — чернорабочими.

часть первая Им приходилось участвовать в строительстве зданий в центре города (управления железной дороги, здания на углу проспекта Ленина и ул. Свободы) и в Ленинском районе (военкомата, клуба «Строитель»). По мере того, как строились новые бараки, нас расселяли по отдельным комнатам. В конце 1948 г. с нас сняли статус «спецпереселенцев».

Во время войны эвакуировалось много предприятий из Ленинграда, машиностроительные заводы из Донбасса, Харькова, Мариуполя. Например, завод металлоконструкций был переведен из Верхней Салды Свердловской области. Рабочие вместе со строителями возводили новые корпуса. В ОСМЧ №22 приказом Наркома по строительству был создан специальный участок для возведения нового завода. Его строительство началось в ноябре 1941 г., а пуск был запланирован на первый квартал 1942 г. Несмотря на такие сжатые сроки, задание правительства было выполнено — в 1942 г. первая очередь завода вступила в строй.
Почти 50 гектаров производственных площадей было застроено в годы войны коллективом ОСМЧ №8. Проложено 125 км железных дорог и 113 км трубопровода. Протянуты линии электропередач, автодороги, построено или расширено одиннадцать заводов (среди них — первая очередь Уральского автозавода), подготовлено строительство комбинатов черной и цветной металлургии.

Не забыты были и объекты строительного комплекса: кирпичные заводы, цементный и шлакоблочные заводы, деревообделочные комбинаты, каменные карьеры, машинопрокатная база, железнодорожный цех, автотранспортная контора и т.д. 175 ООО кв. м жилья было сдано в эксплуатацию в эти трудные годы.

Героический труд строителей отмечался многочисленными правительственными наградами: коллективу вручались памятные красные знамена, более четырех тысяч строителей получили ордена и медали. За образцовое выполнение заданий правительства в годы Великой Отечественной войны указом Президиума Верховного Совета СССР от первого октября 1945 г. трест №8 был награжден орденом Ленина.

Окончание войны порождало в душах людей мечты о лучшей жизни. Однако огромные масштабы разрушений и жертв свидетельствовали о том, что этим мечтам не скоро суждено сбыться. И тем не менее сразу же после войны, в 1946 г., была предпринята попытка улучшить жилищные условия сотен эвакуированных семей, которые уже обосновались в Челябинске, и нового поколения строителей города. Оказывались льготы для тех, кто строил индивидуальные дома: рабочие получали безвозмездное пособие на сумму пять тысяч рублей и ссуду на такую же сумму со сроком погашения в семь лет. Так на карте Челябинска появились поселки из индивидуальных домов, кое-где сохранившиеся и до нашего времени. Росли новые общежития, каменные дома, продолжали строиться бараки. Прибавлялось хлопот и у тех, кто обслуживал жилой фонд: необходимо было прокладывать тротуары, заниматься освещением, озеленением улиц.

В 1947 г., к 30-й годовщине Октябрьской революции, был проведен капитальный ремонт восьми жилых бараков, двух школ (№16 и №46), детского сада, поликлиники и больницы, родильного дома, столовой №1 и других объектов соцкультбыта. Во всех общежитиях была обновлена набивка матрацев, завезено топливо, установлены радиорепродукторы. Таким образом, подразделение, обслуживающее жилье, во главе со своим руководителем Константином Алексеевичем Гусевым вполне заслужило оценок «хорошо» и «отлично», с которыми государственная комиссия принимала все объекты.

В 50-е годы эпоха бараков еще не закончилась, но уже наблюдалось разнообразие в условиях жилья: кто-то жил во временном бараке, кто-то в капитальном, многие — в общежитиях, а некоторые — в собственных индивидуальных домах. Пока еще Ленинский район представлял собой совокупность поселков: исторического «Семьстроя», Песчаного, Смолинского карьера.
Из воспоминаний Г.М. Хакимзяновой, ветерана треста №42

Когда мы после окончания войны были переведены в Челябинск из Златоуста, коллектив наш назывался «Союзспецстрой». Жили мы в землянке, из которой только что выселили пленных немцев, переведенных на другой участок. Вместе с нами работали женщины-трудармейцы с Украины, а меня называли «дочерью врага народа» — такое было жесткое время... Строили тогда и жилые бараки, и пожарку, и баню, а наша бригада штукатурила, выполняла малярные работы. Здоровье у меня было неважное, и потому пришлось уйти со стройки. И где я потом только ни работала — и в Магнитогорске, и на ЧТЗ танки красила, но, в конце концов, вернулась на строительство — в трест №92, который потом стал трестом №42. Здесь я попала в управление жилищно-коммунального хозяйства, где проработала до 1982 г. штукатуром-маляром.

Сначала ремонтировали в основном бараки: отбивали старую дранку, наводили порядок. Порою было тяжелей, даже чем на новостройках. Затем начали строить первые дома коридорной системы, общежития. За свою жизнь я отделала, наверное, миллион самых разных квартир. Много лет работала бригадиром в большой бригаде — иногда до 30 человек. Запомнилось многоэтажное общежитие на КБСе. Нас тогда направили работать на второй-третий этажи. Мы не понимали почему, но потом выяснилось, что комиссии по приемке всегда показывали только нижние этажи. Работу надо было выполнить быстро, начали мы 13 декабря, начальники нервничали: успеем ли к сроку? Но уже 27декабря они так и ахнули — все было готово.

Много раз меня отмечали благодарностями, почетными грамотами. Вообще, работу свою я любила: бывало, закончим отделку — и можно полюбоваться на дело своих рук. Такое не забывается никогда.
Помимо строительства жилья,воздвигались и объекты соцкультбыта. В то время уже действовали рабочие клубы, четыре детских сада, был открыт первый пионерский лагерь в селе Белоусово.

Постепенно реорганизовывалась и жилищно-коммунальная сфера. В бывшем ОСМЧ №22, теперь преобразованном в трест №22, а затем в трест №92, была создана специальная контора (четыре домоуправления, обслуживающие жилой фонд, ремонтно-строительный цех, столярная и слесарная мастерские, кузница, материальный склад, склад топлива). Она уже тогда работала на полном хозрасчете. Вводились в строй первые котельные, в общежитиях уже были горячая вода и центральное отопление.


Улица Днепровская (начало 50-х гг.)



В августе 1957 г. коллективы трестов №92 и №42 были объединены в мощную организацию, которая занималась жилищным и промышленным строительством и обслуживанием жилья. Так возник Государственный строительный ордена Ленина трест №42. «Ведомственное» жилье, которое существовало в двух коллективах, также было объединено в общий фонд, охвативший, по сути, весь тогдашний Ленинский район. По результатам паспортизации жилых зданий, которая закончилась в 1962 г., теперь в составе объединенного треста находилось шесть домоуправлений, обслуживающих 268 жилых зданий, (из них 117 составляли бараки), а также 26 зданий культурно-бытового назначения и семь детских садов. Паспортизация 1962 г. стала рубежным моментом эпохи бараков — приближалось ее завершение. Уже в 1963 г. первые 18 бараков были снесены, и этот процесс продолжался в 1967-1969 гг. Начиналось новое время — эпоха многоэтажного строительства.

Многоэтажный город

Послевоенное развитие Челябинска определялось его значением для обороны страны. В город были эвакуированы многие «закрытые» предприятия, такие же заводы строились и в военное время, и после Победы. На Урале были сосредоточены и ведущие научные центры физиков-ядерщиков, ракетчиков. Если до войны в городе существовало лишь два института — сельскохозяйственный и педагогический, то в последующие годы возникли новые высшие учебные заведения. Менялся и внешний облик города: благоустроенные улицы, широкая главная площадь, многоэтажные дома, которые определяют стиль городской застройки и поныне.

Многие из таких зданий были возведены строителями треста №42 — центральный корпус политехнического института, здание на площади Революции с магазином «Ритм», Дворец культуры станкостроительного завода, здание обувной фабрики, часового завода и т.д.

Строительство успешно осваивало большие объемы, потому что росла и развивалась производственная база стройкомплекса — кирпичные заводы, комбинаты крупнопанельного домостроения. В короткие сроки был возведен Еманжелинский цементный завод, первая очередь которого вступила в строй еще в 1957 г. Кстати, руководил строительством один из самых почетных ветеранов треста №42 — А.А. Зиновьев.

В рекордные сроки был построен один из самых значимых производственных объектов — стан №1020 на Челябинском трубопрокатном заводе. Выпуск первых отечественных труб большого диаметра (первая из них была украшена знаменитым девизом: «Труба тебе, Аденауэр!» — своеобразным ответом на эмбарго канцлера ФРГ на продажу стальных труб в СССР) праздновали не только трубопрокатчики, но и строители.
Из воспоминаний Н.А. Есина, ветерана СМУ №9 треста №42

После демобилизации я пошел работать на стройку, а в 1953 г. приехал в Челябинск. Как раз тогда на строительство завода «Сельмаш» народу прибывало, увеличивалось количество бригад каменщиков. Мне очень понравилось отношение наших «учителей» к нам, новичкам, — сначала под их руководством мы изучали основы профессии, потом сдали экзамен и сразу приступили к работе. Помню, бригадиром у нас был Середа — кадровый рабочий, который проработал на стройках всю войну.

Поселили нас в только что построенных двухэтажных домиках так называемого «трестовского городка» — в одном доме женское общежитие, в другом — мужское. Начали строить новый растворный узел — бетона требовалось много, мощностей старого узла не хватало. Была зима, но мы копали котлован вручную. Человек 20 здоровых молодых людей рыли землю, выбрасывали на берег озера, а с берега ее уже отбрасывала бригада девушек. Потом перешли на строительство трубопрокатного завода. Первым объектом стал для нас кроватный цех — все-таки в новых домах уже не спали на нарах, а кроватей в магазинах не было. Строительство началось осенью, и котлован тоже был выкопан вручную. Надо сказать, что тогда механизмов было немного. И кирпичи, и бетон наверх поднимали с помощью кранов-укосин. А еще были тачки, на которых возили раствор — для них плотники делали специальные деревянные мостки. Тем не менее работа двигалась быстро — выкопали котлован, тут же поставили опалубку, потом и монтаж оборудования. В конце концов, мы еще остались помогать бригаде кровельщиков — так сказать, построили цех с фундамента до крыши. И кровати в магазинах скоро появились!

Затем нас перевели на шестой цех, достраивали мы и очистные сооружения. Впоследствии пришлось мне поработать и на строительстве тракторного завода, и на ЧМЗ. Только жилые дома никогда не строил, потому что наше СМУ отвечало в основном за промышленные объекты.

Вспоминается возведение стана №1020 на трубопрокатном заводе в 1962 г. Тогда было много шума вокруг отказа немцев продавать трубы СССР, решили срочно строить новый стан. Темпы нам удалось задать сразу, но мы выиграли в том, что уже было приготовлено несколько пролетов под склад. Выкопали рядом котлован, заложили фундамент, убрали все стеллажи — и получилось помещение под цех. Я в то время работал уже бригадиром и мог по достоинству оценить организацию строительства. Штаб стройки работал очень организованно, без шума, без крика. Все подразделения сменяли друг друга четко, последовательно — закончили земстроевцы, следом идем мы, затем монтажники. Но чаще работали рядом, и иногда бригадиры все решали между собой без обращения к начальству. Например, смонтированные мостовые краны помогали и нам, бетонщикам, и монтажникам в соседних пролетах. Часто бывал на стройке и легендарный директор трубопрокатного завода Я.П. Осадчий.

В результате вместо расчетных полутора лет стан был построен за восемь месяцев. Помню, тогда все радостно восприняли это событие. А первую трубу даже на демонстрацию возили. Партия труб была отправлена на строительство газопровода «Бухара-Урал».

За участие в строительстве 99 человек были удостоены высокими наградами, в том числе и я неожиданно для себя получил орден Ленина...
Множество строек развернулось по всей территории области, возводились объекты сельского хозяйства. Трест №42 строил Дубровский откормочный комплекс, Аргаяшскую птицефабрику, животноводческие комплексы в совхозах «Лесное», «Вперед», Чуриловское тепличное хозяйство. В Северо-западном районе был возведен комплекс зданий прядильно-ткацкой фабрики, включающий 21 объект. Возводились новые цеха и на заводе имени С. Орджоникидзе, заводе электромашин, мясокомбинате. Были построены магазины, детские сады, школы, шесть больничных комплексов, клубы и дворцы культуры, телефонные станции и множество других объектов.

Штаб этого мощного строительного гиганта располагался в Ленинском районе, на ул. Гагарина. Здесь же, в Ленинском и части Тракторозаводского районов, были сосредоточены основные подразделения, обслуживающие жилье, благоустраивающие территорию.


Строительство новых домов по ул.Машиностроителей



Девять домоуправлений следили за порядком в районе от ул. Новороссийской до ул. Горького, от ул. Днепровской до ул. Гагарина с прилегающими кварталами, поселками индивидуальных домов. К сожалению, это было то время, когда обслуживание жилья весьма отставало от темпов строительства, а финансирование этой важной сферы осуществлялось по остаточному принципу. Отсюда — аварии, ремонты и «латание прорех», превратившиеся почти в образ жизни коммунальщиков.

Однако и в этих непростых условиях было сделано немало, все больше становилось благоустроенного жилья. Бараки, еще сохранившиеся в немалом количестве, уступали место двухэтажным домам с пресловутой коридорной системой, строились многоэтажные общежития, а эпоха «оттепели» оставила на карте города многочисленные кварталы пятиэтажных панельных зданий — «хрущевок».

Для обслуживания такого большого хозяйства требовалась надежная база, поэтому был создан собственный строительный цех, постепенно образовался достаточно мощный энергоцех. Еще в 1963 г. городскими властями было принято решение об установке водомеров на ряде объектов, однако в большей части жилья учет расхода воды и тепла оставался весьма приблизительным — время экономии еще не настало.

В 60-е гг. осуществлялось и строительство новых дорог по улицам Гагарина, Цимлянской, Днепровской. Проводился ремонт и проезжей части, и тротуаров. Тысячи деревьев и кустарников, высаженных среди кварталов и на газонах, способствовали озеленению города. Было точно запланировано, сколько необходимо установить урн и скамеек, однако планы были перевыполнены. Регулярно производилась уборка улиц и дворов — огромных площадей, для приведения в порядок которых не хватало машин и тракторов. Для того чтобы решить эту проблему, создавался собственный парк техники.


Tags: книги, челябинск
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments