ssgen (ssgen) wrote,
ssgen
ssgen

Музей Челябинского цинкового завода

Посещение этого музея организовал yuvlatyshev. Были мы там в среду 6 апреля, вместе с экскурсией, которая каждую среду проводится для только что принятых на завод новых сотрудников. Несмотря на то, что музей занимает сравнительно небольшое помещение и был создан на заводе совсем недавно, он может похвастаться хорошо продуманной экспозицией, добротным исполнением и интересными экспонатами. Первые экспонаты установлены ещё в коридоре, перед входом в помещение, занимаемого музеем. Экскурсию ведёт Наталья Алексеевна Анисимова, начальник отдела персонала завода.



Наталья Алексеевна рассказывает о заводских технологических процессах, показывая цеха прямо на фотографиях (которые вы уже видели) - очень наглядно, кстати.



Первый экспонат, который можно заметить на первом снимке - это масляный выключатель на 10 киловольт и 1200 ампер, изготовленный в 1930-е годы итальянской фирмой Magrini. На табличке написано, что он был смонтирован на подстанции "Фидерная" и эксплуатировался с момента пуска завода (в 1935) и до 1990-х годов.





Ещё один антикварный агрегат - установка для испытания изоляции электрооборудования "Кенотрон", изготовлена на Московском рентгеновском заводе в 1937 году. Эксплуатировалась в электротехническом цехе до 1990-х годов.



А это, на мой взгляд, самый удивительный экспонат. Правда, это макет - оригинал вряд ли смог бы уцелеть до наших дней. Из таких просверленных брёвен в тридцатые годы, во времена строительства завода, был построен водопровод.



Стротельство шло с недофинансированием и постоянными сбоями в снабжении. Особенно остро проблема стояла с подачей воды, но о нормальном водоводе даже и не мечтали, так как достать в те годы металлические трубы было чрезвычайно трудно. Выход подсказал один опытный плотник, предложив изготавливать трубы из брёвен с помощью сверла, укреплённого на шестиметровой штанге. Затем их стыковали с помощью втулок, свёрнутых из стального листа. Через этот водовод построенная на берегу Миасса водонапорная станция закачивала воду в водонапорную башню.




[фото из книги "Цинк, годы, имена"]

А на этой фотографии показан процесс изготовления труб.



Катоды для электролиза.



А это траверса, использовалась при сдирке цинка с катодов.



Сдирка была чрезвычайно трудоёмкой операцией - самая тяжёлая работа до момента автоматизации предприятия. На этом макете как раз показана работа сдирщиков.



А вот ещё один макет - территория завода на момент запуска в 1935 году. Можно, кстати, сравнить с современным снимком: теперь заводоуправление с двух сторон подпёрто более поздними постройками, а вся оставшаяся территория застроена новыми цехами. Четыре жёлтых домика с самого левого края - это жилые бараки. Да-да, раньше люди жили прямо рядом с заводом. Не все, конечно - жили также и в городе, и в Кирсараях, и даже в посёлке Бакал. Своего жилого посёлка у завода тогда ещё не было, он появился только после войны. Но об этом чуть позже.



Помещение музея выглядит так.



Стенд, посвящённый довоенной истории.



Вообще, довоенная история Цинкового завода - это сплошная череда смены руководителей. В тридцатые годы ротация руководящих кадров вообще была широко распространена. Запросто могли, скажем, назначить руководителем промышленного предприятия человека, который поставил на ноги птицефабрику. Все руководители завода, естественно, в экспозиции представлены, но мне наиболее ярким показался и то даже не директор, а главный инженер, осуществлявший техническое руководство заводом сразу после окончания его строительства. Дело в том, что это был американец (капиталист!) Юлиус Гиллис, прибывший на завод в мае 1935 года по контракту об оказании технической помощи. Вот что пишут о Гиллисе авторы книги "Цинк, годы, имена":
Его участие в освоении производства носило конкретный и практический характер. Он все показывал личным примером — от выгрузки концентрата из вагонов до снятия пенки с расплавленного цинка и укладки чушек в штабеля. Сам брал в руки лопату и топор, гаечный ключ и сдирочный нож, чертежный карандаш и логарифмическую линейку. В русском языке он был не особенно силен и подкреплял свои слова карандашом. Вся деревянная аппаратура на заводе носила следы его рисунков и схем. В воспоминаниях ветеранов завода сохранилось немало эпизодов, характеризующих стиль работы Ю. Гиллиса. Вот лишь некоторые из них.

«Мистер Гиллис нашел начальника выщелачивательного цеха и возбужденно говорит: «Там очень много маленьких дров». Берет недоумевающего начальника цеха за рукав и подводит его к сгустителю Дорра, где плавают щепки, оставленные плотниками. Увидев, что его не совсем понимают, Гиллис засучил рукава и начал вылавливать щепки, подплывающие к сливным отверстиям. Наконец началь-Л: ник цеха понял и немедленно последовал его примеру. Когда щепки были выловлены, оба вымыли ^ руки под шлангом, вытерли их носовыми платками и, удовлетворенные, пошли по цеху, разговаривая и жестикулируя».

«Шла размывка сгустителя. Мистер Гиллис сидел на нем верхом и что-то говорил рабочему, размывающему кек. Рабочий не понимал, что от него требуется. Тогда Гиллис по бандажам (первое время по ним лазили все, кроме, пожалуй, директора завода) добрался до лестницы, спустился в сгуститель, взял в руки брандспойт и долго с увлечением показывал, как надо вести размывку. Общий язык найден».

«Забился сгуститель. Мистер Гиллис долго ходил вокруг и ждал, что сгуститель пробьют. Когда у доррщика ничего не получилось, Гиллис сам взял проволоку, по-особому ее выгнул и вместе с дор-рщиком полез под сгуститель. Не прошло и двух минут, как из-под сгустителя вырвался поток пульпы, затем он прекратился, и появились Гиллис и доррщик, оба промокшие до нитки. Перед уходом Гиллис объясняет всем, в чем было дело».

Много полезного сделал Гиллис за время своего пребывания на заводе. Обращала на себя внимание одна характерная черта стиля работы американского специалиста. Если с ним спорили, он никогда не настаивал и не заставлял делать по его указанию, хотя имел полную возможность руководить, опираясь на силу приказа и будучи техническим директором завода. Он предоставлял возможность работнику самому убедиться в ошибочности выбранной позиции, зато после этого рекомендуемые им мероприятия выполнялись беспрекословно.

На письменном столе у Гиллиса всегда лежал только один карандаш. Бумаги он недолюбливал и разделывался с ними с завидной быстротой, причем решал вопросы просто, технически грамотно и не без остроумия. К большим управленческим штатам относился скептически и говорил, что для такого завода в заводоуправлении достаточно иметь шесть человек. За свою деятельность Гиллис пользовался в коллективе всеобщим уважением.

Возвратившись в Америку, Гиллис опубликовал статью, в которой с похвалой отозвался об уральских рабочих и специалистах.


Аутентичный уголок руководителя: письменный стол, кресло, телефон, статуэтка Серго Орджоникидзе (завод какое-то время носил его имя). Слегка приоткрою военную тайну - потом нам рассказали, что мебель эта подлинная - её нашли на заводе, в одном из кабинетов. В этом кресле некогда сидел главный инженер, а внутри ящика стола всё забрызгано чернилами - короче говоря, самый настоящий раритет живой истории.





Продукция военных лет, в которой использовался цинк, произведённый Челябинским цинковым заводом. В военные годы пришлось, конечно же, тяжело. Даже, я думаю, тяжелее, чем на других заводах - женщин и детей на сдирку цинка не поставишь, поэтому рабочим, не ушедшим на фронт, была увеличена продолжительность рабочего дня.



Регалии социализма.



Государственные награды, полученные заводом.





Образцы продукции. В центре - семимиллионная тонна цинка, полученная в 2000 году. В стеклянной колбе слева - концентрат, из которого получают цинк. Белый порошок справа от него - он же, но перемолотый. Справа - индий, кадмий, серная кислота.



Наталья Алексеевна показывает брусок индия - это редкоземельный металл, который идёт на экспорт. У него есть такое свойство - если взять его голыми руками, то на поверхности остаются отпечатки пальцев. Поэтому его всегда упаковывают в полиэтилен.



Советская история предприятия - период активного промышленного жилого строительства, трудовых достижений и укрепления социалки. Я не буду сейчас подробно останавливаться, чуть позже ещё вернусь к этому вопросу. Но особо стоило бы отметить экологические достижения - в последние годы они действительно заметны. Ещё в восьмидесятые, проезжая на трамвае по Свердловскому тракту, пассажиры во всём вагоне зажимали носы - ощутимо несло с одной стороны от Лакокраски, а с другой - с Цинкового. Но теперь ситуация кардинально изменилась. Конечно, вредные выбросы есть и сейчас, но если смотреть по ПДК, то их выделяется в десятки раз меньше, чем полагается по нормативам. Для сравнения - за год Цинковый завод выделяет столько же вредных веществ, сколько ЧЭМК за 3-4 дня работы, а Мечел - за 30-40 минут. Конечно, ещё есть, куда стремиться, но уже сейчас ЧЦЗ не отличается ни по качеству продукции, ни по экологической ситуации от предприятий, находящихся в Европе.



Пару слов о предприятии. В настоящее время холдинг состоит из трёх предприятий.
Во-первых, это сам Челябинский цинковый завод (генеральный директор Андрей Михайлович Паньшин). Здесь работает порядка 1800 человек.
Во-вторых, компания "Nova Zinc" в Казахстане (генеральный директор Сакен Койшанович Койшанов) - там находятся рудник и горно-обогатительная фабрика. Численность персонала - примерно 1200 человек.
В-третьих, это компания Brock Metall в Великобритании - порядка 50 человек, там изготавливают цинковые сплавы под давлением.

Внедрённый в 2003 году автоматизированный комплекс электролиза цинка позволил начать выпуск цинка качества Special High Grade с чистотой металла 99,995%. А в декабре 2004 Лондонская биржа зарегистрировала марку CZP SHG (Chelyabinsk Zinc Plant Special High Grade). Теперь цена на продукцию определяется Лондонской биржей, идёт она и на экспорт, но основные потребители - ЧТПЗ, ММК, Северсталь и другие крупные металлургические предприятия страны.

Ролик о Челябинском цинковом заводе предоставлен отделом по работе с общественностью.



Все предприятия, входящие в холдинг, реализуют два основных вектора. Первое - это модернизация и автоматизация, которые идут постоянно. Есть план на 5 лет вперёд, где написано, что и как будет делаться. B второе - это забота о коллективе и социальная база. Причём такой социалке, пожалуй, позавидовал бы даже рабочий предприятия советских времён. Я просто перечислю - бесплатное питание, хорошо оснащённый здравпункт, программы вакцинации. База отдыха "Лесная застава", которая зимой и летом превращается в детский оздоровительный лагерь. Постоянно конкурсы с подарками и другие мероприятия. Ветеранская работа. Социальные гарантии, зарплата выплачивается три раза в месяц. Спорт - отдельная тема. У завода сильная воллейбольная команда. Кроме того, проводятся массовые мероприятия, лыжные забеги. Прямо на территории завода есть спортивный комплекс со спортзалом и тренажёрами. Спортивных наград очень много - здесь лишь малая толика. Есть ещё награды заводской команды КВН, которая называется "30-й элемент" (цинк - тридцатый элемент в таблице Менделеева).



Картина "Серго Орджоникидзе на Цинкострое". Я тут, правда, увидел небольшую нестыковочку - задний план срисован с фотографии 1935 года, а товарищ Серго приезжал на завод в 1934.



Напоследок - круговая панорама музея.





В коридоре здания заводоуправления увидели такой витраж. Жаль, что его сломают - в здании в скором времени намечается ремонт.



Фотографии ветеранов и передовиков на доске почёта перед проходной довершают картину стабильного, хорошо работающего предприятия. Всё так, как и должно быть.







Источники:
Новосёлов В.Н., Рубинчик В.М. "Цинк, годы, имена", 2010
Годовой отчет ЧЦЗ за 2009 год

Tags: музеи, челябинск
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 53 comments